Всемирное наследие человечества

Еще в 1972 г. Организация Объединенных Наций по вопросам образования, науки и культуры (ЮНЕСКО) приняла международную Конвенцию по охране Всемирного культурного и природного наследия. Одновременно был учрежден Комитет Всемирного наследия, который составляет и ежегодно дополняет Список объектов такого наследия с подразделением их на природные, культурные и культурно-природные. Соответственно этому сложилась и определенная международная терминология.

Так, под термином «природное наследие» (Natural Heritage) конвенция ЮНЕСКО понимает:

– природные памятники, созданные физическими и биологическими образованиями или группами таких образований, имеющими выдающуюся универсальную ценность с точки зрения эстетики или науки;

– геологические и физико-географические образования и строго ограниченные зоны, представляющие собой ареалы подвергающихся угрозе видов животных и растений, имеющих выдающуюся универсальную ценность с точки зрения науки или сохранения;

– природные достопримечательные места или строго ограниченные природные зоны, имеющие выдающуюся универсальную ценность с точки зрения науки, сохранения или природной красоты.

Среди объектов Всемирного природного наследия преобладают национальные парки. В качестве примеров такого рода можно привести всемирно известные национальные парки США (Йеллоустон, Йосемит, Гранд-Каньон, Грейт-Смоуки-Маунтинс), Канады (Вуд-Баффало), Югославии (Дурмитор), Танзании (Серенгети), Кении (Маунт-Кения), Индонезии (Комодо), Аргентины (Лос-Гласьярес и Игуасу), Австралии (Какаду, Улуру) и многие другие. Среди них также много природных резерватов.

К объектам культурного наследия (Cultural Heritage) конвенция ЮНЕСКО относит:

– памятники: произведения архитектуры, монументальной скульптуры и живописи, элементы или структуры археологического характера, надписи, пещеры и группы элементов, которые имеют выдающуюся универсальную ценность с точки зрения истории, искусства или науки;

– ансамбли: группы изолированных или объединенных строений, архитектура, единство или связь с пейзажем которых представляют собой выдающуюся универсальную ценность с точки зрения истории, искусства или науки;

– достопримечательные места: произведения человека или совместные творения человека и природы, а также зоны, включая археологические достопримечательные места, представляющие собой выдающуюся универсальную ценность с точки зрения истории, эстетики, этнологии или антропологии.

Примерами отдельных памятников такого рода могут служить всемирно известные соборы Европы – такие, как Реймский во Франции, Кентерберийский в Великобритании, Кёльнский в Германии, св. Петра в Италии, Сантьяго-де-Компостела в Испании, мавзолей Тадж-Махал в Индии, дворец Потала в Тибете (Китай) или руины Персеполиса в Иране. В качестве примеров ансамблей можно привести Московский Кремль с Красной площадью, исторические центры Праги, Кракова, Зальцбурга, Рима, Флоренции, Дубровника, Толедо в Европе, Иерусалима, Киото, Пекина в Азии, Алжира, Туниса, Марракеша, Томбукту в Африке, Мехико, Гаваны, Куско, Лимы в Латинской Америке.



Анализируя объекты Всемирного наследия, можно применить два подхода – хронологический и хорологический.

Первый из них свидетельствует о том, что и в мире в целом, и в отдельных его регионах большинство памятников культурного наследия относится к эпохе средних веков, продолжавшейся в Европе тысячу лет, а в Азии и того более. Довольно широко представлены также памятники, относящиеся к новому времени, в которых нашли отражение достижения материальной и духовной культуры последних столетий. Меньше во Всемирном наследии памятников древнего мира и еще меньше памятников первобытной эпохи. Что же касается новейшего времени, т. е. XX в., то оно нашло в Списке ЮНЕСКО очень слабое отражение. Да и объекты этого времени носят, как правило, совершенно особый характер (например, концлагерь в Освенциме, Мемориал мира в Хиросиме).

Еще больший интерес для географа представляет хорологический (пространственный) подход. На середину 2007 г. в Список Всемирного наследия был включен уже 851 объект, в том числе 660 культурных, 166 природных и 25 культурно-природных, которые находились в 141 стране. Распределение этих объектов по крупным регионам мира показано в таблице 169.

Анализ таблицы 169 показывает, что в качестве региона-лидера в этом случае выступает зарубежная Европа. Объекты Всемирного культурного наследия зарубежной Европы представляют все исторические эпохи и имеются почти во всех странах этого региона, что наглядно отражает роль европейской (западной) цивилизации в мировом развитии. В зарубежной Европе находятся также и страны, выделяющиеся во всем мире по количеству объектов Всемирного наследия: Италия (41), Испания (40), Германия (32), Франция (31). Природных же объектов в этом регионе выделено сравнительно мало.



Таблица 169

РАСПРЕДЕЛЕНИЕ ОБЪЕКТОВ ВСЕМИРНОГО НАСЛЕДИЯ ПО КРУПНЫМ РЕГИОНАМ МИРА

* Без стран СНГ.

На втором месте по числу объектов Всемирного наследия, как и можно было ожидать, находится зарубежная Азия, где в культурном наследии также представлены памятники первобытной эпохи, древних цивилизаций, средних веков, нового времени, воплощающие в себе историю цивилизаций Востока. Памятников природного наследия в этом регионе больше, чем в Европе, а среди отдельных стран по общему числу объектов здесь выделяются Китай (35) и Индия (27). Далее по рейтингу следуют Латинская Америка, Африка, страны СНГ, Северная Америка, Австралия и Океания. Характерно, что при этом в Латинской Америке, Африке и странах СНГ культурные объекты количественно преобладают над природными, в Северной Америке природных объектов выделено больше, чем культурных, а в Австралии и Океании все объекты природные.

Россия в 2007 гг. оказалась представленной в Списке ЮНЕСКО 23 объектами Всемирного наследия: 15 из них относятся к культурным и 8 – к природным (в том числе четыре совместных).

К этому можно добавить, что по состоянию на начало XXI в. в Государственном реестре памятников истории и культуры России насчитывалось более 86 тыс. объектов. В их числе было около 26 тыс. объектов федерального (общероссийского) значения, а остальные были отнесены к объектам местного значения. Из этого можно заключить, что страна располагает очень большими резервами для пополнения Списка ЮНЕСКО.

ТЕМА 6 ГЛОБАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ ЧЕЛОВЕЧЕСТВА

151. Глобализация: противоречивый процесс

На рубеже XX и XXI вв. понятие о глобализации стало поистине ключевым, или, как часто говорят, знаковым. Изучение феномена глобализации привлекает ученых, общественных и политических деятелей, представителей делового мира. На Саммите тысячелетия в ООН, проходившем в сентябре 2000 г., глобализация была обязательной темой, которую затронули в своих выступлениях абсолютное большинство лидеров 189 государств, съехавшихся в Нью-Йорк. Ее уже не раз обсуждали также на встречах «большой восьмерки» стран мира.

Несмотря на такой интерес к глобализации (от англ. global – мировой, всемирный), сама сущность этого понятия трактуется не всегда одинаково, вызывая дискуссии в среде специалистов – экономистов, политологов, социологов, географов. Тем не менее все сходятся на том, что в самой общей форме суть глобализации заключается в резком расширении и усложнении взаимосвязей и взаимозависимостей как между государствами, так и между отдельными людьми. С позиций политической географии это означает определенное изменение роли государственных границ, барьерная функция которых по мере глобализации уменьшается.

Глобализация представляет собой исторический процесс. Некоторые ученые отмечают, что эта идея – древняя, как сам мир, а ее зачатки прослеживаются еще в античной философии. Другие начальной вехой глобализации считают Великие географические открытия, которые привели к возникновению мирового рынка. Третьи особо подчеркивают жизнеутверждающий взгляд на мировое развитие, отчетливо прослеживающийся в трудах французских просветителей XVIII в. Четвертые полагают, что в первой половине XX в., отмеченной двумя мировыми войнами, лейтмотивом глобализации стала, увы, не идея мирового прогресса, а идея мирового кризиса.

Однако совершенно ясно одно: откуда бы ни выводить родословную глобализации, современный ее всеобъемлющий характер означает наступление принципиально нового этапа в развитии этого процесса. Одновременно происходит усложнение его внутренней структуры. Нередко под глобализацией понимают только экономическую глобализацию, но это не совсем верно. В наши дни правильнее говорить по крайней мере о трех формах глобализации: 1) экономической, 2) политической и 3) культурной.

При этом экономическая глобализация действительно была и остается ее главной формой.

До недавнего времени экономисты пользовались преимущественно термином интернационализация. Если иметь в виду историческую последовательность, то, видимо, правильнее всего говорить о возникновении сначала интернационализации обмена, затем – об интернационализации производства и, наконец, об интернационализации хозяйственной Последний из этих терминов означает такое сближение национальных экономик, которое проявляется в быстром росте хозяйственных взаимосвязей между ними. Подобная взаимосвязь может проявляться в промышленном производстве, в транспортно-коммуникационной сфере, в международном товарообороте, в передвижении капитала, рабочей силы и т. п. В основе интернационализации хозяйственной жизни лежит углубление международного географического разделения труда, транснационализация производства и капитала.

В этом свете экономическую глобализацию можно рассматривать как новую, высшую стадию интернационализации хозяйственной жизни. Она означает не просто сближение или даже интеграцию экономик отдельных стран. Изменяются качественные характеристики самих этих экономик – из более или менее замкнутых систем они превращаются в звенья единого мирового хозяйства. А главной движущей силой экономической глобализации (как и транснационализации) становятся транснациональные корпорации, размещающие свои производства и сбывающие свои товары там, где им выгоднее, не считаясь с границами государств. Естественно, что глобализация приводит к еще большей открытости национальных экономик.

Несмотря на особую роль экономической глобализации, политическую глобализацию также не следует недооценивать. В самом общем смысле она представляет собой более тесное и широкое взаимодействие государств и международных организаций во главе с ООН в оценке состояния и поисках решений обостряющихся время от времени политических проблем, которые затрагивают интересы не только отдельных государств, но и всего человечества и обеспечивают его всеобъемлющую безопасность. Большинство политических деятелей, ученых и экспертов в разных странах мира считают, что мировое сообщество на основе критического анализа прошлых конфронтаций, военного и идеологического соперничества периода «холодной войны» ныне просто обязано избрать для себя более рациональную модель международных отношений. Такая модель должна отдавать предпочтение более конструктивным и менее насильственным формам взаимодействия на международной арене, предусматривать отказ от внешнеполитических акций, выгодных лишь небольшому числу государств и ущемляющих права человека в других странах.

Несколько меньшее развитие пока получила глобализация культуры. По этим проблемам споров, пожалуй, особенно много. Обсуждают вопросы о влиянии глобализации на современного человека, на его экономический, социальный и морально-психологический статус, на его самочувствие, личностное развитие, на его ценности и устремления. Существуют разные взгляды по поводу роли средств массовой информации в процессе сближения народов и континентов, путей сближения культур и цивилизаций, использования таких терминов, как «мировая интеллигенция» или «гражданин мира».

Можно добавить, что еще в 1994 г. сначала ЮНЕСКО, а потом и ООН в целом была принята специальная программа под названием «Культура мира». Суть ее заключается в выработке новой глобальной системы ценностных ориентаций. В последнее время стали появляться работы, посвященные глобализации в сфере науки.

Это относится и к социально-экономической географии. В качестве примера можно привести концепцию мировых глобальных городов, которая возникла на Западе еще в 60—70-е гг. XX в., но сформировалась уже в 90-е гг. Сначала понятие «мировой город» относили к городам-столицам особенно большого историко-культурного значения. Однако по мере глобализации мировой экономики, политики и культуры в него стали вкладывать несколько иной смысл. В современной трактовке мировой город – это прежде всего город, занимающий командные позиции в управленческо-информационной и финансовой сферах мирового хозяйства. Специалисты считают, что всего таких городов насчитывается более трех десятков. Самые крупные из них – Нью-Йорк, Токио, Лондон, Париж. За ними идут Лос-Анджелес, Чикаго, Брюссель, Франкфурт-на-Майне, Милан, Сингапур, Сянган.

Еще больше исследований затрагивает вопросы глобального образования, которое знаменует качественно новый этап сотрудничества в этой сфере, начало формирования единого мирового образовательного пространства.

Несмотря на то что при оценке роли и значения глобализации главное внимание обычно обращают на ее положительные стороны (иногда достигая состояния эйфории), анализу подвергают и некоторые ее негативные последствия. В самом деле, по мере развития глобализации вширь уже не региональный, а планетарный характер стали приобретать и многие отрицательные явления экономической жизни. Например, образование мирового финансового рынка явно способствовало более широкому распространению по планете уже упоминавшегося финансового кризиса 1997–1998 гг. В еще большей мере вызовы глобализации испытывает на себе социальная сфера: здесь и распространение преступности и наркомании, и международный терроризм, и бесконтрольная экспансия низкопробных образцов массовой культуры, которая наносит большой ущерб национальным и культурным традициям стран и народов. К этому перечню можно добавить поистине глобальное распространение разного рода техногенных катастроф, ухудшающих и без того непростую экологическую обстановку. Вот почему в последнее время участились, особенно в Западной Европе и в Азии, массовые выступления так называемых антиглобалистов против дальнейшего развития процессов глобализации. А знаменитый американский экономист Джон Гэлбрейт уже написал о кризисе глобализации.

В уточнении нуждается и положение о том, что на рубеже XX и XXI вв. глобализация охватила весь мир. В действительности ее плодами в полной мере может воспользоваться только «золотой миллиард» – так принято называть жителей экономически развитых стран Запада, численность населения которых суммарно приближается к 1 млрд. Что же касается большинства развивающихся стран, то они пока оказываются экономически, политически и психологически не подготовленными к включению в процессы глобализации. Не случайно Африку, особенно Тропическую, иногда называют падчерицей глобализации. Странам с переходной экономикой также предстоит еще многое сделать, чтобы по-настоящему воспользоваться ее выгодами. Отсюда следует один важный вывод – ныне мир переживает лишь начальную стадию глобализации, которая будет продолжаться еще длительное время. При этом очень важно не допустить, чтобы в условиях существования одной сверхдержавы глобализация могла привести к еще большему экономическому и политическому господству США.

Россия довольно активно участвует в процессах экономической, политической и культурной глобализации. Об этом свидетельствуют и увеличение открытости ее экономики, и многие ее важные политические соглашения, и ее деятельность в области культуры, образования и науки. Тем не менее глобализация создает для страны и сложные проблемы, особенно в экономике и социальной сфере. Это связано, например, с тем, что по таким важным показателям, как технический уровень и структура промышленности, конкурентоспособность продукции и некоторым другим, Россия пока не очень готова к эффективному функционированию в глобальной экономике. Отрицательно сказывается также отставание ее от развитых стран Запада, да и от некоторых развивающихся стран по уровню жизни населения. Все это, по-видимому, означает, что врастание России в процессы глобализации потребует известной осторожности и более длительных сроков.

152. Глобальное информационное пространство

Ускорение процессов глобализации в конце XX в. во многом объясняется произошедшей именно в это время настоящей информационной революцией, которая привела к созданию глобальных информационных сетей. Иными словами, в наши дни происходит формирование глобального информационного пространства. Это принципиально новая научно-практическая категория, знаменующая начало перехода к информационному обществу и открывающая перед человеческой цивилизацией новые горизонты развития. Основная задача такой информатизации заключается в том, чтобы обеспечить каждому человеку широкий доступ к накопленным обществом знаниям (информационным ресурсам). Можно сказать, что в наши дни информация сама по себе стала ценным, дорогостоящим товаром, причем «скоропортящимся» и, следовательно, нуждающимся в постоянном обновлении. По некоторым оценкам, емкость мирового информационного сектора экономики к 2000 г. превысила уже 4 трлн долл.

Одновременно происходят радикальные сдвиги в структуре информационных техники и технологии.

Конечно, традиционные виды информационных коммуникаций еще сохраняют свое значение. Н. В. Алисов приводит данные о том, что общее количество технических средств для получения массовой аудио– и видеоинформации (радиоприемники, телевизоры) и для активной индивидуальной связи (все виды стационарных и мобильных телефонов) в мире уже превысило 4 млрд единиц и ежегодно увеличивается еще на сотни миллионов. Добавим, что общее число действующих обычных телефонов в мире выросло с 7 млн в 1910 г. до 51 млн в 1950 г., 520 млн в 1990 г. и 1,2 млрд в 2005 г. Количество ни мобильных телефонов уже приближается к 3 млрд. За последние два десятилетия XX в. общее число телефонов на планете увеличивалось на 10 % ежегодно. Очень впечатляет и такой пример: летние Олимпийские игры в Сиднее в сентябре 2000 г. смотрели примерно 3,7 млрд человек.

Тем не менее статистика отмечает, что в развитых странах уже наблюдается уменьшение количества почтовых и телеграфных отправлений, поскольку на смену прежней электрической связи приходит новая производственно-техническая база, основанная на использовании разных видов электронных технологий. При этом с позиций формирования глобального информационного пространства наибольшее значение имеют спутниковая связь и Интернет.

В 1990-х гг. объем услуг спутниковой связи возрастал очень быстро – на 10–15 % каждый год. Это объясняется как преимуществами использования спутников для передачи информации – в особенности при осуществлении связи с отдаленными труднодоступными районами, так и некоторыми чрезвычайно выгодными конструкционными особенностями таких спутников.

К началу XXI в. мировые системы спутниковой связи включали в себя более 100 действующих спутников, которые обеспечивали свыше 2000 ретрансляторов в разных регионах земного шара (в том числе 500–550 в США, около 400 в Западной Европе). При этом нужно учитывать, что один ретранслятор массой в несколько тонн имеет 80 тыс. каналов и может обеспечить одновременную передачу 200 программ телевидения и 1 млн телефонных разговоров.

Вся эта система спутниковой связи, основанная на использовании низких орбит, подразделяется более чем на 30 национальных и международных (региональных и глобальных) подсистем. Крупнейшей международной организацией, обслуживающей более 4/5 всех телефонных разговоров между континентами, является «Интелсат», объединяющая около 120 стран.

Совершенно особую роль в формировании глобального информационного пространства играет всемирная компьютерная телекоммуникационная система Интернет, которую именуют также Всемирной паутиной (World-Wide Web, или сокращенно WWW). Главная идея Интернета – свободное распространение информации и установление контактов между людьми. При помощи него каждый человек может «встретиться» с любым другим жителем планеты, даже живущим на удалении во многие тысячи километров. На экране своего компьютера, не выходя из дома, он может получить любую необходимую информацию. Неудивительно, что мы все чаще слышим выражение «Интернет-революция». По мнению специалистов, Интернет действительно являет собой новую экономическую и техническую революцию конца XX в. с переходом в XXI в. Развитие Интернет-технологий позволяет не только обслуживать современную мировую экономику, но и во многом создавать ее.

Рис. 124. Рост числа пользователей Интернета в 2000–2007 гг.

История возникновения Интернета вкратце такова. В 1968 г. Министерство обороны США для того, чтобы связать между собой удаленные друг от друга компьютеры, решило создать специальную сеть. Работа над ней продолжалась пять лет, и в результате компьютерная сеть, получившая название АРПАНЕТ (по имени своего спонсора – Управления Пентагона по передовым исследовательским проектам), была создана. На первом этапе цель ее была довольно скромной – позволить ученым-компьютерщикам и инженерам, выполнявшим военные контракты по всей стране, устанавливать связь между собой и обмениваться информацией. В процессе такого обмена возникла электронная почта – одна из первых услуг, предоставляемых Интернетом. Затем Национальный научный фонд США принял решение о формировании своей компьютерной сети на основе хорошо зарекомендовавшей себя технологии АРПАНЕТ. Сначала эта сеть обслуживала в основном научные учреждения, но затем к ней стали подключаться все желающие, в первую очередь связанные с деятельностью в области науки и образования. До 1989 г. Интернет оставался некоммерческой сетью, которой пользовались только государственные и академические учреждения. Но с начала 1990-х гг., когда Интернет стали использовать и в деловой сфере, к нему проявили интерес и коммерческие структуры. Именно с этого времени начался особенно быстрый его рост.

В наше время основные функции сети Интернет уже вполне определились. К ним относятся: 1) обеспечение электронной почты; 2) предоставление на компьютеры новостей и сообщений на разные темы; 3) поиск и предоставление на компьютеры документов, фотографий, аудио– и видеозаписей; 4) обеспечение межкомпьютерного общения людей; 5) обеспечение электронных путешествий по миру; 6) обеспечение компьютерных покупок в магазинах и финансовых сделок.[75]

1990-е гг. и начало XXI в. стали временем поистине триумфального шествия Интернета по всей планете. После Северной Америки его сеть стала быстро расширяться в Западной Европе, Японии, Австралии и Новой Зеландии, Израиле, некоторых других странах. Что же касается количественных показателей такого развития, то обычно используют два главных индикатора: 1) число хост-серверов (или «хостов» – базисных, узловых компьютеров, через которые к этой системе подключаются обычные компьютеры); 2) численность непосредственных пользователей Интернета. Численность же пользователей Интернета, подключивших к нему свои персональные компьютеры, увеличилась с 5 млн человек в 1991 г. до 60 млн в 1996 г., 730 млн в 2003 г. и более 1,1 млрд в начале 2007 г. Особенно быстро росло число пользователей в странах Ближнего Востока (рис. 124). А поток информационного обмена в Интернете практически удваивается каждые 100 дней.

Из всего сказанного можно сделать вывод о том, что в наши дни уже заложена достаточнопрочная основа для формирования глобального информационного пространства. Однако представление о том, что оно уже сложилось, было бы явно преждевременным, поскольку в этом отношении между отдельными регионами и тем более странами существуют большие географические различия.

Если начать с регионов, то по числу пользователей Интернета в 2007 г. они выстраивались в следующем порядке: Азия (420 млн), Европа (315), Северная Америка (233), Латинская Америка (105), Африка (33), Австралия и Океания (18). Степень охвата населения Интернетом у них также довольно различная. Наиболее высокая она в Северной Америке (70 %), за которой следуют Австралия и Океания (53), Европа (39), Латинская Америка (20 %). В Азии этот показатель составляет пока всего 10 %, а в Африке 3,5 % (при среднемировом – 17 %).

Из отдельных стран отметим прежде всего первую пятерку, в которую в 2007 г. входили США (220 млн), Китай (210), Япония (85), Германия (50) и Великобритания (40 млн). Как видно, первое место по числу пользователей Интернета занимают США, где он охватывает 70 % населения. В Японии, Германии и Великобритании такой охват достигает 60–70 %.Из развивающихся стран по числу пользователей Интернета, помимо Китая, выделяются Индия (40 млн) и Бразилия (32 млн). Но доля населения, охваченного Интернетом, в этой группе стран обычно гораздо более низкая. Например, в Китае она составляет 10 %, в Индии всего 4 %. Но есть и такие развивающиеся страны, где эта доля значительно выше (Барбадос – 60 %, Малайзия – 48 %).

К числу наиболее распространенных языков сети Интернет относятся английский (около 30 %), китайский (15 %), испанский, японский, немецкий, за которыми следуют французский, португальский, корейский, итальянский, арабский, Что же касается русского языка, то в первую десятку он не попадает.

В этом свете становятся понятными возражения академика Н. Н. Моисеева по поводу того, что современное человечество уже вступило в стадию информационного общества. Достигнутый уровень информатизации, по его мнению, создает лишь определенные предпосылки для перехода в будущем к такому обществу, поскольку пока необходимой информацией могут пользоваться лишь отдельные избранные группы людей или группы стран. Как полагал Н. Н. Моисеев, настоящее информационное общество – это такое общество, «в котором Коллективный Интеллект будет играть такую же роль в общественном организме, которую индивидуальный разум играет в организме человека».[76]

На этом общемировом фоне положение России в последние годы заметно изменилось к лучшему. Система ИКТ в стране развивается наиболее быстрыми темпами (20 % годового прироста). В структуре ВВП ее доля составляет уже 5 %, а в ближайшее время, по-видимому, увеличится до 10 %. Число пользователей Интернета в начале 2008 г. достигло 35 млн человек, что составляет 25 % всего населения страны. Завершена работа по подключению к системе Интернета всех 53 тыс общеобразовательных школ страны. В 2007 г. было начато осуществление «Стратегии развития информационного общества», которая позволит нашей стране к 2015 г. войти в двадцатку стран-лидеров глобального информационного общества. Уже в 2008 г. общий рынок ИКТ в России составит 58 млрд руб.

153. Глобальные проблемы человечества

По ходу развития цивилизации перед человечеством неоднократно возникали сложные проблемы, порой и планетарного характера. Но все же это была далекая предыстория, своего рода «инкубационный период» современных глобальных проблем. В полной мере они проявились уже во второй половине и в особенности в последней четверти XX в. Такие проблемы были вызваны к жизни комплексом причин, отчетливо проявившихся именно в этот период.

В самом деле, никогда прежде само человечество не возрастало количественно в 2,5 раза при жизни только одного поколения, наращивая тем самым силу «демографического пресса». Никогда до этого человечество не вступало в период НТР, не доходило до постиндустриальной стадии развития, не открывало дороги в космос. Никогда прежде для его жизнеобеспечения не требовалось такого количества природных ресурсов и возвращаемые им в окружающую среду «отходы» тоже не были столь велики. Никогда до этого не возникало такой глобализации мировой экономики, такой единой мировой информационной системы. Наконец, никогда прежде «холодная война» не подводила все человечество так близко к рубежу самоуничтожения.

Все это, начиная с 60—70-х гг. XX в., привлекло к глобальным проблемам внимание ученых, политиков, широкой общественности. Постепенно сложилось и само понятие о глобальных проблемах, которые:

во-первых, касаются всего человечества, затрагивая интересы и судьбы всех стран, народов и социальных слоев;

во-вторых, приводят к значительным экономическим и социальным потерям, а в случае их обострения могут угрожать самому существованию человеческой цивилизации;

в-третьих, могут быть решены лишь при сотрудничестве в общепланетарном масштабе, совместных действиях всех стран и народов.

Несмотря на такое, казалось бы, достаточно четкое определение глобальных проблем, оценки общего их количества варьируют в очень широких пределах – от примерно 10 до 40 и даже более.

Впрочем, такое разночтение в какой-то мере объяснимо. Если иметь в виду главные (приоритетные) проблемы, то их действительно не более десятка: 1) проблема мира и разоружения, предотвращения новой мировой войны; 2) экологическая; 3) демографическая; 4) энергетическая; 5) сырьевая; 6) продовольственная; 7) использования Мирового океана; 8) мирного освоения космоса; 9) преодоления отсталости развивающихся стран. Но если в пределах экологической проблемы отдельно вычленить, скажем, проблемы обезлесения, опустынивания, загрязнения гидросферы и атмосферы, в пределах демографической проблемы – аспекты демографического взрыва и демографического кризиса, неконтролируемой урбанизации, переселения беженцев, да еще добавить к этому в качестве самостоятельных проблемы борьбы с наркоманией и наркобизнесом, с организованной преступностью и терроризмом, а также проблемы ликвидации неграмотности, кризиса культуры и нравственности и многие другие, то общее число таких проблем действительно может возрасти в три-четыре раза.

В 1980-х гг. в отечественной науке сформировалась особая область знаний, занимающаяся изучением глобальных проблем человечества, – глобалистика. Тогда же сложилась и классификация (группировка) глобальных проблем, исходящая из подразделения их на три большие группы.

В первую группу стали включать проблемы, связанные с основными социальными общностями человечества: разоружения и предотвращения новой мировой войны, преодоления разрыва в уровнях социально-экономического развития между экономически развитыми и развивающимися странами, обеспечения занятости экономически активного населения и др.

Ко второй группе стали относить проблемы, связанные с отношениями в системе «человек – общество»: эффективного использования достижений НТР, развития культуры, образования, здравоохранения и др.

А третья группа вобрала в себя проблемы, связанные с отношениями в системе «человек – природа»: сохранения и восстановления экологического равновесия, обеспечения потребностей человечества в природных ресурсах, использования ресурсов Мирового океана, мирного освоения космического пространства и др.

Одновременно утвердилось очень важное представление о тесной взаимосвязи всех глобальных проблем – как «общественных», так и «естественных». Действительно, нет необходимости доказывать, что энергетическая и сырьевая проблемы, можно сказать, взаимодействуют с экологической, экологическая – с демографической, демографическая – с продовольственной и т. д. Но центральное место в этой взаимозависимости отводилось проблеме предотвращения новой мировой войны, которая непосредственно затрагивает и все другие проблемы. С позиций гуманизации и гуманитаризации очень важным являлся и тезис о том, что центром и связующим звеном всего комплекса глобальных проблем являются человек и его будущее.

Большинство основных положений этой концепции глобалистики, разработанной в 1980-е гг., имеет право на существование и в наши дни. И тем не менее общая обстановка в мире за последние годы изменилась настолько, что принципиальный подход к некоторым из глобальных проблем не мог не подвергнуться существенному пересмотру. В наибольшей мере такая смена стереотипов и парадигм коснулась следующих вопросов.

Во-первых, это отход от принятого прежде формационного подхода, который ставил развитие человеческой цивилизации в зависимость от смены общественных формаций, а на современном этапе – от замены капиталистической формации социалистической. Раньше, как хорошо известно, само возникновение глобальных проблем рассматривалось в СССР прежде всего как результат обострения противоречий капитализма. Ныне на смену этому подходу пришел так называемый цивилизационный подход, исходящий из существования единой современной мировой цивилизации, что, естественно, не исключает и наличия отдельных региональных, субрегиональных и даже более мелких цивилизаций.

Во-вторых, это новые идеи в области классификации глобальных проблем. Здесь, пожалуй, особенно интересен вариант, предложенный Ю. Н. Гладким, который выделяет:

1) наиболее универсальные проблемы политического и социально-экономического характера: предотвращения ядерной войны и сохранения мира, обеспечения устойчивого развития мирового сообщества и повышения уровня организованности и управляемости им;

2) проблемы преимущественно природно-экономического характера: экологическую, энергетическую, сырьевую, продовольственную, Мирового океана;

3) проблемы преимущественно социального характера: демографическую, межнациональных отношений, «экологии души» (т. е. кризиса культуры, нравственности, семьи и т. д.), дефицита демократии, охраны здоровья и т. д.;

4) проблемы смешанного характера, нерешенность которых нередко приводит к массовой гибели людей: региональных конфликтов, преступности, технологических аварий, стихийных бедствий и т. д.;

5) проблемы чисто научного характера: освоения космоса, исследования внутреннего строения Земли, долгосрочного прогнозирования климата и др.;

6) малые проблемы синтетического характера, сопровождающие все развитие человеческой цивилизации: бюрократии, эгоцентризма и т. п.

В соответствии с такой классификацией была составлена и схема взаимосвязей глобальных проблем человечества (рис. 125).

Рис. 125. Взаимосвязь глобальных проблем человечества (по Ю. Н. Гладкому и С. Б. Лаврову)

В-третьих, это существенная переоценка иерархии приоритетных глобальных проблем. Она связана прежде всего с тем, что находившаяся в течение всего послевоенного периода в ранге проблемы № 1 («сверхпроблемы», «метапроблемы») проблема предотвращения новой мировой войны и ядерной катастрофы в новых условиях уже перестала быть таковой. Что же касается вопроса о том, какая другая проблема ныне заняла ее место, то в нем нет полной определенности и единства. Некоторые исследователи считают, что на первое место отныне вышла экологическая проблема, другие называют демографическую, третьи – продовольственную, четвертые – преодоление отсталости развивающихся стран. Да, это важнейшие проблемы выживания человечества, и, наверное, их и следует считать самыми приоритетными. Кстати, установление приоритетности глобальных проблем очень важно и с финансово-экономической точки зрения. По некоторым оценкам, ежегодные затраты человечества на решение глобальных проблем должны составлять не менее 1–2 трлн долл. Если исходить из того, что весь мировой валовой продукт в 2006 г. оценивали в 66 трлн долл., то такими средствами мировое сообщество вряд ли не располагает. Следовательно, имеющиеся средства нужно, по-видимому, распределять в соответствии с рейтингом той или иной глобальной проблемы.

154. На пути к безопасному и безъядерному миру

На протяжении нескольких послевоенных десятилетий проблема предотвращения мировой войны была важнейшей, самой приоритетной глобальной проблемой человечества.

Известно, что войны накладывали отпечаток на развитие всех предшествующих эпох человеческой цивилизации. Но в XX в. впервые в истории разразились две мировые войны. В годы Первой мировой войны в действующие армии было мобилизовано 70 млн, а людские потери составили 10 млн человек. Соответствующие цифры для Второй мировой войны – 110 и 65 млн человек. А в целом в больших и малых войнах XX в., длившихся почти непрерывно, погибло свыше 100 млн человек – больше чем за пять с половиной предшествующих тысячелетий. Потери Советского Союза во Второй мировой войне составили 27 млн человек, или почти 41 % потерь всех участвовавших в этой войне стран.

Однако нависшая над человечеством угроза новой мировой войны была во много раз опаснее. Это объясняется тем, что во второй половине XX в. появилось ядерное оружие и возникла реальная возможность уничтожения целых стран и даже континентов, т. е. практически всей современной цивилизации. В результате мир подошел к такой критической отметке, когда знаменитый гамлетовский вопрос «Быть или не быть?» встал перед всем человеческим родом. И были моменты, когда мир действительно оказывался на пороге ядерной катастрофы. Примером такого рода может служить Карибский кризис начала 1960-х гг.

К счастью, уже в течение второй половины 1980-х гг. мировая военно-политическая ситуация начала изменяться к лучшему. Идеи нового политического мышления, необходимости вступления человечества в мирный этап развития постепенно начали пробивать себе дорогу и становиться господствующими в международных отношениях. Оказались возможными и новые реальные шаги в области не только политической, но и военной разрядки, разоружения и улучшения взаимоотношений между СССР и США. Международная напряженность пошла на убыль, в мире стало спокойнее и безопаснее, была остановлена «холодная война».

Еще более существенные перемены произошли в международной военно-политической обстановке в первой половине 1990-х гг. После окончания эпохи «народных демократий без демократии» (выражение бывшего канцлера ФРГ Вилли Брандта) в Восточной Европе, после распада СССР и ухода в прошлое двухполюсного мира времен «холодной войны», после ликвидации нескольких очагов международной напряженности в разных частях планеты угроза глобального ядерного конфликта между Востоком и Западом практически оказалась снятой. После многих десятилетий раскола и непримиримого идеологического, политического и военного противостояния человечество в гораздо большей мере встало на путь сотрудничества и создания более стабильного и справедливого миропорядка.

На рубеже XX и XXI вв. прежний двухполюсный мир, основанный на конфронтации сверхдержав, окончательно стал достоянием истории. В основном сложилась многополюсная система международных отношений. Магистральной тенденцией мирового политического развития в условиях нарастающей глобализации стало все большее преобладание в этих отношениях таких факторов, которые ведут не к разъединению, а к объединению. Во всемирном масштабе продолжала уменьшаться практика силовых акций, зато возросла роль политического урегулирования.

К числу главных конкретных результатов становления нового миропорядка можно отнести: 1) установление более жесткого контроля за ядерным и химическим оружием и начало реального сокращения их арсеналов, накопленных за долгие воды «холодной войны»; 2) сокращение обычных вооружений и торговли оружием; 3) общее сокращение военных расходов и численности вооруженных сил.

В сфере контроля за ядерным оружием большое значение имеют основополагающие международные договоры. Это прежде всего Договор о запрещении испытаний ядерного оружия в атмосфере, в космическом пространстве и под водой, подписанный в Москве еще в 1963 г. СССР, США и Великобританией. Это также Договор о нераспространении ядерного оружия, подписанный в 1968 г., который обязывает все пять ядерных держав – США, СССР/Россию, Великобританию, Францию и Китай – не передавать кому бы то ни было ядерное оружие и контроль над ним; ныне к нему присоединились уже почти 180 государств. Как бы в продолжение и развитие этого Договора Генеральная Ассамблея ООН в 1996 г. приняла Договор о всеобщем запрещении ядерных испытаний. Важнейшими вехами на пути к ядерной безопасности стали также двухсторонние договоры между главными ядерными державами мира – СССР/Россией и США. К ним относятся: бессрочный, периодически продлевавшийся до 2002 г. Договор об ограничении систем противоракетной обороны (ПРО), подписанный в 1972 г., Договор о ликвидации ракет средней и меньшей дальности, заключенный в 1987 г., и два Договора о сокращении и ограничении стратегических наступательных вооружений – СНВ-1 и СНВ-2.

Согласно второму из них обе страны должны к концу 2012 г. сократить число стратегических ядерных боезарядов до 1700–2200.

Заметно продвинулись вперед и международные меры по запрещению химического оружия. Производство такого оружии Великобритания прекратила еще в середине 1950-х гг., Франция – в середине 1970-х гг., СССР – в 1987 г., США – в 1990 г. В 1992 г. в Париже была открыта для подписания Конвенция о запрещении разработки, производства, накопления и применения химического оружия и о его уничтожении, которая вступила в силу в 1997 г. К началу XXI в. ее ратифицировали уже большинство стран мира, включая США, Россию, Китай. Была создана Организация по запрещению химического оружия. Началось также общее сокращение военных расходов, вооруженных сил, торговли оружием.

Однако в начале XXI в. со всей очевидностью обнаружилось, что «холодная война – по образному выражению В. В. Путина – оставила и нашему времени свои «неразорвавшиеся снаряды». Действительно, на некоторых направлениях борьбы за мир и разоружение снова стали возникать большие трудности. Да и гонка вооружений по-существу продолжается.

По-прежнему нарушаются положения Договора о нераспространении ядерного оружия (ДНЯО), подписанного более чем 180 государствами. Ныне таким оружием – помимо пяти узаконенных стран – обладают Индия, Пакистан, Северная Корея, Израиль. К числу «пороговых» стран обычно относят также Иран, Турцию, Японию, Республику Корея, Тайвань, Саудовскую Аравию, Египет, Алжир, Бразилию. А всего» виртуальных ядерных держав», т. е. стран ведущих те или иные разработки в этой области, насчитывается около 30. Все это создает большую угрозу миру.

Не оправдались надежды, возлагавшиеся и на другой важнейший международный договор – об ограничении систем противоракетной обороны. В 2001 г. США в одностороннем порядке вышли из этого договора и начали создавать свою национальную систему ПРО, угрожающую человечеству «звездными войнами». Позднее было принято решение о создании радиолокационных станций США в Польше и Чехии – якобы для предотвращения возможной угрозы со стороны Ирана и Северной Кореи, но в действительности эти РЛС направлены прежде всего против России, поскольку смогут «просматривать» всю ее территорию вплоть до Урала.

Под угрозой оказался и Договор об обычных вооруженных силах в Европе (ДОВСЕ), заключенный еще в 1990 г. между НАТО и странами Варшавского Договора. В отличие от России, Украины, Белоруссии и Казахстана, страны НАТО его так и не ратифицировали. В результате прежний стратегический паритет был ими нарушен, и по обычным вооружениям страны НАТО стали превосходить Россию примерно в три раза. Именно это обстоятельство привело к тому, что в конце 2007 г. Россия приостановила свое участие в ДОВСЕ.

Рис. 126. Страны с наибольшими военными расходами, 2006 г.

После ощутимого снижения в 1990-х гг. снова стали довольно быстро расти военные расходы. В 2004 г. во всем мире они впервые превысили 1 трлн долл., а в 2006 г. превысили 1.2 трлн долл., достигнув уровня времен «холодной войны». Данные о расходах отдельных стран ежегодно публикует Стокгольмский институт исследования проблем мира (СИПРИ). Согласно этим данным, в 2006 г. в первую десятку стран по размерам военных расходов входили США, Великобритания, Франция, Япония, Китай, Россия, Германия, Италия, Республика Корея, Индия (рис. 126). Но, конечно, на этом фоне особо выделяются США, на которые приходится 46 % мировых военных расходов (включая 50 млрд долл. ежегодно идущих на войны в Ираке и Афганистане). Совокупная доля других стран НАТО составляет 20 %.

Снижение численного состава вооруженных сил если и происходит, то сравнительно медленно. В наши дни наиболее крупными по численности вооруженными силами обладают Китай (2,25 млн), США (1,4 млн), Индия 1.3 млн), Северная Корея (1,1 млн) и Россия (немногим более 1 млн). Однако по числу резервистов, которых государство способно призвать в случае войны, мировым лидером оказывается Япония (44 млн).

Особо нужно сказать о торговле вооружениями и военной техникой (ВВТ). В первой половине 80-х гг. в период усиления гонки вооружений, объем производства ВВТ в мире составлял 250–290 млрд долл в год (в ценах 1990 г.). Ведущими продуцентами были США и СССР, на долю которых приходилось 2/3 всего объема, причем значительная часть ВВТ экспортировалась. В начале 80-х гг. мировой экспорт ВВТ достигал 22 млрд долл, из которых на долю США приходилось 50 %, СССР – 24 %, Франции– более 8 %. В 1990-х гг. торговля ВВТ несколько снизилась, но в начале XXI в. снова стала возрастать.

В 2006 г. США экспортировали ВВТ на 16,9 млрд долл, Россия – на 6,5, Великобритания – на 3,1 млрд долл. Россия экспортирует ВВТ в 64 страны мира. В структуре российского экспорта 60 % приходится на боевые самолеты и вертолеты, остальные – на средства ПВО, военные суда, оружие сухопутных войск. Лидерами же по закупкам оружия продолжают оставаться Китай и Индия, получающие его главным образом из России. В списке получателей вооружений из США и Западной Европы фигурируют главным образом страны арабского Востока, Израиль, а в последнее время и Грузия.

Особую опасность для дела мира представляют собой военные базы США и других стран НАТО на территориях многих стран. Достаточно сказать, что только США имеют 700 военных баз в 130 странах мира с 250 тыс. военнослужащих. Некоторые из этих баз (в Греции, Турции, а после расширения НАТО на Восток также в Венгрии, Румынии, Болгарии) расположены по периметру границ России. Военные базы США – один из рычагов проведения этой страной имперской внешней политики, исходящей из трактовки своей «сверхдержавности» и отрицания фактической многополюсности современного мира. Отсюда – принятие некоторых важнейших для современного миропорядка решений в обход ООН, угрозы превентивных ядерных ударов по странам так называемой «оси зла» и др.

Военно-промышленный комплекс бывшего СССР состоял из 1100 промышленных предприятий и более чем 900 научно-исследовательских институтов и опытно-конструкторских организаций с общей численностью занятых свыше 9 млн человек. Конечно, конверсия этого гипертрофированно большого ВПК была необходима, но проводили ее не всегда достаточно продуманно. В условиях финансово-экономического кризиса фактические военные расходы России в 1997 г. оказались в 10 раз более низкими, чем военные расходы СССР в 1988 г. Соответственно резко сократились затраты государства на закупки вооружений и военной техники. То же относится и к участию России в мировой торговле оружием. Однако во второй половине 1990-х гг. экспорт вооружений снова начал возрастать, Россия выполняет все свои обязательства по международным договорам, заключенным с другими странами в военной сфере. Она участвует в ряде миротворческих операций ООН. Хотя военные расходы России возрастают, они остаются меньшими, чем в Великобритании и Франции, не говоря уж о США.

Оборонная доктрина России не предусматривает ее включения в новую гонку вооружений, которая отрицательно скажется на развитии экономики и социальной сферы. Она исходит прежде всего из качественного переоснащения армии оружием самого последнего поколения. В качестве примеров такого рода можно привести наземные ракеты комплекса «Тополь-М», ракеты морского базирования «Булава», вакуумные авиабомбы, стратегические бомбардировщики Ту-160.

155. Деградация глобальной экологической системы

До недавнего времени главной проблемой выживания человечества была проблема войны и мира, а в наши дни большинство специалистов сходится на том, что таковой стала глобальная экологическая проблета, связанная с деградацией окружающей природной среды.

Хорошо известно высказывание великого русского ученого академика В. И. Вернадского, сделанное им еще в 30-е гг. XX в., о том, что человечество неразрывно связано с материально-энергетическими процессами в биосфере и, взятое в целом, оно становится мощной геологической силой. Но это тем более относится ко второй половине XX в., к эпохе НТР – времени невиданного ранее развития и преобразования мировой экономики, прогресса производительных сил. Однако такое развитие во все большей мере стало осуществляться без учета возможностей окружающей природной среды, допустимых хозяйственных нагрузок на нее, потенциальной емкости биосферы.

Характеризуя общее состояние окружающей природной среды, ученые разных стран обычно употребляют такие определения, как «деградация глобальной экологической системы», «экологическая дестабилизация», «разрушение природных систем жизнеобеспечения» и т. п. В последних годичных докладах американского Института всемирного наблюдения («Уорлдуотч») прямо говорится о «страшной» экологической ситуации, складывающейся в мире. Примерно таких же оценок придерживаются и российские ученые – экологи, географы и представители других наук.

Академик Н. Н. Моисеев с большой тревогой писал об угрозе потери устойчивости (стабильности) биосферы как целостной системы, частью которой является человечество. В. И. Данилов-Данильян и К. С. Лосев считают, что в наши дни произошло «столкновение цивилизации» с биосферой, которая на протяжении 4 млрд лет сосуществовала с постоянно изменяющейся обстановкой и находила способы выживания, но ныне такое сосуществование оказалось нарушенным. В результате деформации и разрушения естественных экосистем на больших территориях механизм биотической регуляции окружающей среды перестал действовать нормально. Примерно такую же оценку давали и дают современному состоянию биосферы академики И. П. Герасимов, А. В. Яблоков, В. М. Котляков, К. Я. Кондратьев, такие видные специалисты в этой области знаний, как Н. Ф. Реймерс, А. М. Рябчиков, В. Г. Горшков, К. М. Петров, В. С. Преображенский и многие другие. А Н. Н. Родзевич недавно обратил внимание на отрицательные геоэкологические последствия милитаризации, которые продолжают сказываться и в наши дни.

При характеристике деградации глобальной экологической системы большинство ученых ссылаются на так называемый принцип Ле-Шателье. Этот принцип, заимствованный из сферы термодинамических равновесий, проявляется в том, что изменение любых переменных в системе в ответ на внешние возмущения происходит в направлении компенсации этих возмущений. Такая же компенсация характерна и для круговорота биогенного вещества в естественной природной среде, но только до тех пор, пока возбуждения не начинают превышать определенных пороговых значений. А поскольку в наши дни допустимый порог возмущения в биосфере превышен, она уже не в состоянии компенсировать изменения плотности биологических веществ на единицу поверхности Земли. Это и означает потерю необходимой для нее устойчивости.

Можно утверждать, что большинство отечественных и зарубежных ученых сходятся во мнении о том, что для современного этапа развития человеческой цивилизации характерно нарастание глобального экологического кризиса. Это понятие означает напряженное состояние отношений между человечеством и природой, возникновение несоответствия между развитием производительных сил и производственных отношений, с одной стороны, и биосферными процессами – с другой. Обычно подчеркивается, что для экологического кризиса характерно не только воздействие человека на природу, но и резкое увеличение влияния измененной людьми природы на развитие человеческого общества. Но при этом отмечается также, что такой кризис представляет собой обратимое состояние, в котором человек выступает активно действующей стороной. Это означает, что в результате целенаправленных усилий он может быть ослаблен или даже преодолен. В отличие от кризиса экологическая катастрофа – это необратимое явление, в условиях которого человек выступает в качестве пассивной, страдающей стороны.[77]

Экологические кризисы не раз случались и в историческом прошлом. Ученые считают, что первым из них был кризис собирательства и примитивного промысла, который произошел еще в конце раннего палеолита. Второй кризис был связан с оскудением охотничьих ресурсов во время последнего ледникового периода и начала голоцена, когда стали исчезать крупные позвоночные животные – так называемая мамонтовая фауна (его обычно называют кризисом консументов – растительноядных и хищных животных). Третий кризис был вызван засолением почв и деградацией поливного земледелия 3–4 тыс. лет назад, после неолитической революции и появления земледелия и скотоводства. Четвертый кризис, называемый кризисом продуцентов (т. е. зеленых растений, осуществляющих фотосинтез), связывают с началом массового сведения лесов, которое еще в древности началось в некоторых районах Азии, затем продолжалось в Средиземноморье, во всей Европе, а после Великих географических открытий распространилось по всему миру. Впрочем, К. С. Лосев отмечает, что перечисленные кризисы имели преимущественно региональный или даже локальный характер.

Что же касается современного, действительно глобального экологического кризиса, то он стал проявляться еще в начале XX в., но особенно устрашающие масштабы приобрел уже в конце столетия.

С известной степенью условности всю проблему деградации глобальной экологической системы можно расчленить на две составные части: 1) деградацию окружающей природной среды в результате нерационального природопользования; 2) деградацию этой среды в результате загрязнения ее отходами человеческой деятельности.

Яркими примерами деградации окружающей природной среды в результате нерационального природопользования могут служить уже приводившиеся в тексте темы II данные о нарушениях глобального баланса невозобновляемых и возобновляемых природных ресурсов, нарушениях, которые уже привели к таким отрицательным последствиям, как истощение некоторых минеральных ресурсов, эрозия почвенного покрова, засоление, заболачивание и опустынивание, вырубка и деградация обширных лесных массивов (которая отражается в прогрессирующем обезлесивании), сокращение биологического разнообразия на Земле.

Вторая причина деградации мировой экологической системы – загрязнение ее отходами производственной и непроизводственной деятельности человека. Количество этих отходов в последнее время приняло размеры, которые стали угрожать самому существованию цивилизации. И вполне можно согласиться с академиком Н. Н. Моисеевым, заметившим, что «ни один живой вид не способен жить в среде, образованной отбросами его жизнедеятельности».

Под антропогенныт загрязнениет окружающей природной среды понимают комплекс различных воздействий человеческого общества на эту среду, которые приводят к увеличению уровня содержания в ней вредных веществ или повышению концентрации имеющихся. Такое загрязнение угрожает здоровью человека, состоянию окружающей среды. Оно ограничивает возможности дальнейшего развития человеческой цивилизации. О том, насколько разнообразным по составу и последствиям оно может быть, свидетельствует рисунок 127. Анализируя его, следует различать две категории – количественного и качественного загрязнения.

Количественныт загрязнением можно назвать возвращение в окружающую природную среду тех веществ и соединений, которые встречаются в ней в естественном состоянии, но в гораздо меньших количествах, а вследствие роста разного рода антропогенных отходов возрастают во много раз.

Наглядным примером такого рода служат соединения железа и других металлов, добыча которых в ряде случаев уже превосходит размеры их глобальной миграции, что, в свою очередь, приводит к возрастанию металлизации окружающей среды.

Другой пример подобного же рода – увеличение выбросов углекислого газа (диоксида углерода, СО)), которое угрожает человечеству глобальным потеплением в результате действия парникового эффекта. Изменение газового баланса атмосферы в связи с увеличением содержания СО2 и других парниковых газов уже привело к тому, что по сравнению с концом XIX в. среднегодовая температура воздуха у поверхности Земли увеличилась примерно на 0,6 °C.

Рис. 127. Источники загрязнения, распространение загрязняющих веществ и последствия их воздействия (по «Экологическому энциклопедическому словарю»)

Наиболее явственно повышение среднегодовых температур начало ощущаться еще в 1980-х гг., когда жаркими оказались осень, лето. Эта же тенденция сохранилась в 1990-х гг. и в начале XXI в. Так, лето 2003 г. принесло рекордную температуру для Западной Европы. В Германии, Франции, Испании летние месяцы оказались самыми жаркими за всю историю наблюдений (с 1861 г.). Жара вызвала засуху и лесные пожары, привела к смерти 20 тыс. человек. А летом 2006 г. волны раскаленного воздуха обрушились уже на весь мир. В США (Калифорния) температура поднималась до +50 °C, в Китае (Сиань) – до +43° и даже в Санкт-Петербурге до +34°. В результате погибли многие посевы, отступили ледники, участились стихийные бедствия.

Но еще большую угрозу для окружающей среды представляет качественное загрязнение, связанное с поступлением в нее неизвестных природе веществ и соединений. Главную роль среди них играют химические продукты, в особенности продукты органического синтеза. Общий ассортимент их уже превысил 100 тыс. наименований, причем не менее 5000 из них производятся в более или менее массовом масштабе. В результате происходит негативный процесс хитизации окружающей среды, который иногда не без основания называют ее отравлением.

В последнее время внимание ученых особенно привлекают хлорфторуглеродистые соединения (ХФУ, фреоны), имеющие чисто антропогенное происхождение. Эту группу газов широко используют в качестве хладагентов в холодильниках и кондиционерах, в виде растворителей, распылителей, стерилизаторов, моющих средств идр. Хотя было известно и парниковое действие хлорфторуглеродов, их производство продолжало довольно быстро расти, достигнув уже 1,5 млн т. Оно и продолжало бы расти, если бы не было обнаружено крайне отрицательное воздействие фреонов на озоновый слой атмосферы.

Гипотеза о разрушении озонового слоя хлорфторуглеродами была выдвинута еще в середине 1970-х гг. Но сначала она не вызвала большого интереса и оказалась в центре внимания ученых лишь десять лет спустя. Вскоре весь механизм этого процесса был выяснен в деталях. Было доказано, что, накопившись в тропосфере, хлорфторуглероды проникают оттуда в стратосферу и катализируют (прежде всего благодаря выделению свободного хлора) реакции разложения озона, тонкий слой которого расположен на высоте 20–30 км. В результате началось разрушение этого слоя, выполняющего важнейшую функцию щита биосферы, предохраняющего все живое на Земле от губительного ультрафиолетового излучения Солнца.

Было установлено, что за последние 25–30 лет в связи с ростом выбросов фреонов (а также оксидов азота) защитный озоновый слой атмосферы уменьшился примерно на 2 %, а по другим данным – даже на 2–5 %. Казалось бы, это очень небольшое сокращение. Но, во-первых, по расчетам ученых, уменьшение озонового слоя всего на 1 % приводит к усилению ультрафиолетового излучения на 2 %. Во-вторых, в Северном полушарии содержание озона в атмосфере уменьшилось уже на 3 %, причем в зимние месяцы, когда низкие температуры особенно способствуют разрушительному воздействию фреонов на озоновый слой, понижение может доходить и до 5 %. Особую подверженность Северного полушария воздействию фреонов можно объяснить и с экономико-географических позиций: ведь 31 % фреонов производят США, 30 – Западная Европа, 12 – Япония, 10 % – страны СНГ. Наконец, в-третьих, надо иметь в виду, что в некоторых районах нашей планеты время от времени стали возникать такие «озоновые дыры», которые отличаются значительно более сильным разрушением озонового слоя.

Первая такая «дыра» была обнаружена над Антарктидой в 1978 г. Сначала ее изучали со спутников Земли, затем – с наземных станций, и в 1985 г. английские ученые опубликовали сенсационное сообщение о том, что ежегодно в октябре над Антарктидой количество атмосферного озона уменьшается на 40–50 %, а иногда падает и до нуля. При этом размеры «дыры» колеблются от 5 млн до 20 млн км2 (рис 128). В первой половине 1990-х гг. международные исследования в Антарктиде были продолжены. Они показали, что «озоновая дыра» не только продолжает возникать, но и увеличивается в размерах. Например, особенно ярко она была выражена в 1992 г.

Вторая подобная «дыра» была обнаружена над Арктикой. Хотя она оказалась не столь обширной и к тому же состоящей из нескольких «дыр» меньшей площади, интенсивности и продолжительности, для населения северных широт Евразии она может представлять значительно большую опасность, чем огромная «озоновая дыра» над безлюдной Антарктидой. А в середине 1980-х гг. содержание озона начало уменьшаться и над территорией средних широт Северного полушария. В конце 1994 г. возникла огромная озоновая аномалия над территорией зарубежной Европы, России, США. В начале 1995 г. было зарегистрировано рекордное (на 40 %) падение содержания озона над территорией Восточной Сибири. Весной 1997 г. снова наблюдалось аномально низкое содержание озона над Арктикой и значительной частью Восточной Сибири. Диаметр этой «озоновой дыры» составлял примерно 3000 км.

Рис. 128. «Озоновая дыра» над Антарктидой в 1997 г.

Естественно, что особую проблему представляет радиоактивное загрязнение окружающей среды, выражающееся в повышении естественного уровня содержащихся в ней радиоактивных веществ вследствие испытаний ядерного оружия и аварий на АЭС. До 2000 г. в мире было проведено примерно 1850 испытаний ядерного оружия, причем последствия атомных взрывов в атмосфере имели глобальный характер. Наиболее опасны для человека изотопы цезия и стронция, которые адсорбируются на почве и затем по пищевым цепям попадают в организм человека.

В условиях экологического кризиса ученые разных стран составляют экологические прогнозы. В большинстве своем они скорее пессимистичны, чем оптимистичны. Это относится и к прогнозам отечественных ученых.

Однако в итоге многое будет зависеть от того, насколько действенные меры сможет противопоставить мировое сообщество происходящей деградации мировой экологической системы.

156. Территориальный анализ экологических проблем мира

Территориальному анализу экологических проблем мира посвящено много географических исследований, в которых эти проблемы рассматриваются на разных уровнях – континентов и частей света, макрорегионов (центров), субрегионов, районов и отдельных стран.

Данные о степени нарушенности естественных экосистем на разных континентах (и в частях света) уже были приведены в таблице 11. Анализируя эту таблицу, К.С. Лосев и М. Д. Ананичева отмечают, что в наши дни на Земле осталось еще 55 % ненарушенных территорий, что в абсолютных показателях соответствует 81,5 млн км2.

Нужно, однако, учитывать, что к этим территориям относятся не только земли с сохранившимся естественным растительным покровом, но и обширные оголенные и оледенелые поверхности. Если же их в расчет не включать, то общая площадь ненарушенных территорий уменьшится до 48,8 млн км2. Как следует из данных, приведенных в таблице 11, больше всего территорий с ненарушенными экосистемами осталось – что вполне естественно – в Антарктиде, за которой в порядке убывания следуют Южная Америка, Австралия, Северная Америка, Азия, Африка и Европа.

Частично нарушенные территории, для которых характерно наличие сменяемых или постоянных сельскохозяйственных земель, вторичной, но естественно восстанавливающейся растительности, относительно высокой плотности домашнего скота, лесных вырубок, занимают около 1/5 земной суши. Если не принимать во внима


0392706592379742.html
0392737220175593.html
    PR.RU™